Jump to content

Recommended Posts

Это не жанр отчета, и не попытка провести какой-либо анализ, - скорее, наоборот, это то, что в принципе никуда не может войти, но поделиться хочется. Эти истории не войдут в основной отчет (или отчеты), но так или иначе связаны с Венесуэлой и ее людьми. 

Mucho peligroso


Летим в самолете. Коньяк, который мы купили в домодедовском дутике с Вовчиком благополучно закончился. Жена с дочкой сидит на один ряд впереди. Машка тратит свою энергию, перескакивая как мартышка, с кресла на кресло. Вовчик, допив коньяк потерял всякий интерес к нам ушел к своей супруге. Аня – попутчица составляет мне компанию, периодически вытрясывая у стюардессы red wine. Мы попиваем, но разговаривать пока уже нео чем. 
Как обычно во второй половине полета начинаешь глазами искать новых собеседников, тем более, что большинство пассажиров, устав сидеть на одном месте, начинают вести себя как муравьи в муравейнике, то есть совершать хаотические, одним им понятные телодвижения по перемещению своего тела в пространстве. Тут я обращаю внимание, что слева от меня, на центральных креслах сидят две венесуэлки. Одна еще очень молодая, лет 16-18, но очень красивая и свежая, вторая, похожая на Вупи Голдберг, гремучая смесь индейской, европейской и негроидной рас, пожилая. Я подсел к ним и напрягши память выложил практически все, что можно было из нее выудить сквозь коньячно-винные пары: «Комо эста?» - молодая сразу опустила вниз жгучие темные глазки, и предоставила вести весь диалог своей старшей спутнице. Та же, вежливо наклонила голову и затараторила. Из всей ее тарабарщины я понял только одно слово: «бьен». Весь остальной смысл сказанного утек от меня в алкогольные пары салона самолета. Я беспомощно оглянулся на Аню, потом посмотрел на Вупиголдберг и развел руками. 
Аня перебралась к нам на центральный ряд кресел и стала переводить, а я вслушивался в новую для меня речь и пытался сопоставить с тем, что узнал из аудиокурса. Оказалось все очень просто: старшая Роса и младшая Мириам постоянно живут в Европе, а в Венесуэлу полетели к своим родственникам. У Росы мама шаманка и она тоже владеет некоторыми секретами мастерства. Потом, когда я уже окончательно потерял нить разговора и начал думать о чем-то своем, поглядывая на младшую, Аня неожиданно сказала
- Роса говорит, что ты «мучо пелигросо», только я не могу понять, в каком смысле она это говорит.
- А что это такое? – беспечно спросил я
- «Очень опасный» - бросила Аня, не отрываясь от беседы.
Я? Опасный? Почему бы это? Вроде, у меня всегда добродушное выражение физиономии… До этого момента я никогда не считал себя опасным типом. Нет. Бред какой-то! Наверное, Аня не так поняла. Из беседы я несколько раз выхватил еще одно знакомое слово «асуль». Его несколько раз повторила Роса, и Аня тоже. Но они уже болтали дальше, а я продолжал рефлексировать над «мучо пелигросо».
- Эй-эй! Девушки, а не слишком ли вы увлеклись собой? Вы меня-то поставьте в известность, Я-то здесь самое заинтересованное лицо! Почему это я «мучо пелигросо»?
- Да, не парься! Это в другом смысле! Это потому что у тебя глаза голубые, а у венесуэльцев у всех они темные. То есть ты будешь пользоваться огромной популярностью у местных девушек. Это как у нас «очи черные, очи страстные». Так что готовься! - улыбалась Аня, а Роса трясла головой, показывала пальцами на мои глаза и все повторяла «асуль» и «мучо пелигросо».

 

Седула

Прилетели из Канаймы. Наши девушки, недовольные сервисом Бладимира, дружно заявили, что не хотят быть больше столбовыми дворянками, а хотят быть владычицами морскими! Т.е. бассейн им не нужен в тихом спокойном месте у черта на рогах, а нужна им посада Дона Карлоса, что в Старом городе. Они со своими вещами поехали на такси к Дону Карлосу, а мы с Вовчиком отправились к Бладимиру за оставшимися рюкзаками и сумками в посаду Вилла Гранде. Наш автобус в Санта Элену отходил из аэропорта в 9 часов вечера. По дороге мы заехали в супермаркет, купили рома и пива для себя, белого вина, ананас, арбуз, других фруктов для девушек. У Бладимира в посаде, пока ждали такси, которое бы нас отвезло в посаду Дона Карлоса сидели опустив ноги в бассейн, наблюдали легкое покраснение горизонта на западе и болтали.
- Что не понравилось вам в Канайме? – растеряно спрашивал Бладимир
- Мне все понравилось, - отвечаю я. – Женщины, - сделав паузу, развожу руками, - существа без логики и абсолютно непредсказуемые, - Не обращай внимая, их все равно не переубедить.
- У нас женщины ведут себя по-другому: они делают то, что Я им говорю, - продолжал сокрушаться Бладимир.
Такси все не ехало, и Бладимир решил отвезти нас сам. 
Мы приехали к Дону Карлосу примерно часов в семь. Девушки начали на нас ворчать, почему мы так долго, так как ужин они заказали с учетом наших персон, а нам предстояло еще принять душ и перетасовать вещи в рюкзаках. Чем мы и занялись. Пока Вовчик отмывал пот в душе, я укладывал свой рюкзак, затем наоборот. Потом нас позвали ужинать, и он решил, что закончит сборку после него. На все про все у нас ушел ровно час времени. Бладимир торопил, говорил, что нужно приехать к автобусу заранее.
В восемь двадцать мы были в аэропорту. В восемь сорок погрузили рюкзаки в багажное отделение, а ровно в девять мягко покатили в сторону юга. Автобус очень комфортный в нем уютно спать, уютнее, чем в кресле самолета. Заранее подготовленные к экстремальному кондиционированию, мы одели флиски и быстро задремали, так как еще не смогли свыкнуться с двенадцатью с половиной часов разницы. В середине ночи нас разбудил загоревшийся свет, и бодро топающий вооруженный калашом солдат, прошел по салону, проверяя документы у каждого. Мы безропотно протянули свои паспорта. Солдат проверил их сверил фото на документах с нашими заспанными отекшими физиями, отдал и перешел к следующему креслу. Через некоторое время проверка закончилась, свет погас, и мы снова задремали. До самого Сан-Франциско нас никто больше не беспокоил.
* * *
Спустя семь дней мы опять ехали на автобусе уже в Сьюдад Боливар из Санта Элены. Опять среди ночи, ближе к утру нас разбудил патруль для проверки документов. На этот раз из всего салона патруль выбрал только одного венесуэльца, сидевшего недалеко от нас и Вовчика. Вовчик решил немного поглумиться на солдатом и на требование
- Sedula! – совершенно искренно глядя в глаза требовавшему спокойно сказал по-русски
- Я вас не понимаю, извините, - на что получил такое резкое требование документов, как будто был исхлестан ими по сопатке, и не один раз.
- Passaporte!!! – крикнул солдат, к нему подошел освободившийся второй. На этот раз Вовчик не стал прикидываться дурочкой, и быстро отдал свой паспорт, который давно уже был приготовлен. 
Солдаты придирчиво начали изучать российский паспорт, сверять фотографию с наличным лицом, но в конце концов не смогли ни к чему придраться вернули документ и покинули салон автобуса. 
Дальнейший путь мы проделали без происшествий. Но, приехав к Дону Карлосу, где нас ждали наши девушки, первое, что мы услышали от жены Вовчика, это вопрос:
- Вовчик, а где мой паспорт?
- Где-где, у тебя, дорогая, - уверенно ответил Вовчик
- Нет, дорогой, у меня ТВОЙ паспорт, а мой, должен быть у тебя! – неумолимо резала правду Наталья.
Мы взглянули в тот паспорт который Вовчик два раза протягивал до зубов вооруженным солдатам для проверки, а один раз чуть не получил за свое нахальство очередь в живот из калаша, - это действительно был паспорт Натальи, а он туда за всю поездку на Рорайму ни разу не взглянул.
Так весело день у нас ни разу не начинался.

 

Гостиницы Валенсии

В пыльную и душную Валенсию мы добирались на автобусе из Чичиревиче. Пришлось заплатить аж 32 боливара, так как с нас взяли еще и за место, которое занимали рюкзаки. Пока стояли на станции, тяжелый липкий воздух не давал дышать коже, но когда тронулись, то ветерок из открытых окошек наполнил салон прохладой. 
Пейзажи и люди меняли обстановку, единственное, что было неизменно – сальса, как и тяжелый воздух, заполняющая все свободные промежутки , гудела из динамиков. Если она переставала гудеть, поднимался тихий ропот с сидений с настойчивым требованием «мусика», и водила торопился сменить диск. 
Перед Валенсией власти задумали расширить дорогу, и для этого просто перегородили ее в одном направлении. Поэтому оставшиеся восемь километров мы ехали больше часа, а вся дорога заняла почти четыре. 
Итак, в половине второго мы, наконец ступили на пыльный асфальт задворков Бус Терминаля, и тут же были облеплены кучей таксистов с предложением своих услуг. Привыкнув к яркому свету, мы поняли, что таксистов всего два, но своими размерами в ширину они как раз обступили нас с рюкзаками со всех сторон. Выбор был невелик, мы еще не сориентировались, где находимся, три больших рюкзака, один маленький и две сумки трудно было транспортировать на расстояния больше ста метров, и мы смирились с тем, что надо выбрать из этих двух типажей. Ну и да ладно. Еще при заселении в Чичиревиче в Посаду Ля Негра я получил дюлей от жены по полной программе, со словами: :неужели мы будем жить в этих казематах с кондиционером и отдельным душем?», но походив по округе, и поняв, что более достойного для нее жилья она не найдет – смирилась. Теперь же я ей предоставил LP с правом выбора отеля в Валенсии. Она выбрала два отеля поближе к центру и зоопарку, т.к. именно зоопарк с аквариумом и розовыми дельфинами нас больше всего привлекали в Валенсии.
В кармане у меня оставалось около 450 боливаров. Заселиться хватит, а вот на дальнейшее путешествие нужно озаботиться и поменять где-нибудь. Беда в том, что проверенного места в Валенсии, такого же как «Дом с колоннами» в Каракасе я не знал. Придется изворачиваться на месте.
Мы выбрали таксиста, который был покрупнее, и вроде бы даже знал «Донде эста эль отель Колон». Попетляв по старым улочкам Валенсии, как-никак самый старый город Латинской Америки, мы подъехали к парадному крыльцу отеля Колон. Впечатляет. Дверь из темного стекла, высокое крыльцо. Зато внутри вместо холла узкий коридор, а за маленьким зарешеченным стеклом, прям как у нас в университете, когда я там учился. На стене висит ценник. Самый дешевый абитасьон 400 боливаров. Ого! Мне не хватит заплатить за две ночи. Тем не мене спрашиваю, готовы ли они нас поселить?
- Но, сеньор. Тодас лас абитасьонес доблес окупадас, - равнодушный ответ. Вижу, что у жены близится начало истерики, что ей уже осточертела эта Венесуэла, что она хочет не в казематы посад, а в светлые комнаты отелей. Страшиваю:
- Трипл?
- Но, сеньор. Окупадас, - так же равнодушно отвечает она, - хрен с ними, думаю, поедем в следующий из списка жены, но не удержавшись , все же задаю вопрос:
- Комбьяр доларес?
- Трес боливарес пор доллар, - нагло оживилась она
- Но сеньорита, - теперь я уже затянул равнодушную песню, и продолжил уже по-русски, - вот сволочь!!!
Мы вышли из отеля, показали название и адрес второго отеля (название я не запомнил), но ценник в LP предупреждал, что там цена будет еще больше. История с «окупадас» повторилась. Потом мы поехали в третий, который был известен нашему водиле, потом, в четвертый, потом мы начали заезжать уже во все встречные. 
В воздухе стояла жара, духота и «окупадас». Вот это приехали! Что делать? Мотаемся по городу уже второй час и все бестолку. Тут водила говорит, что, дескать знает один очень бьен отель. Он новый и далековато расположен, но там должны быть свободные места. А цена в районе ста пятидесяти боливаров за номер. Жена устало кивнула, и мы стали пробираться сквозь барио и помойки куда-то на окраину. Неожиданно барио закончились и нам открылось совсем другое зрелище: современное здание, снаружи напоминающее средневековый замок с башенками и флагами. Я подумал, вот было бы хорошо, если бы именно этот островок чистоты оказался нашим отелем. Водила, - УРА!!! – свернул именно туда. 
Мы подъехали к арке, за темным окошком сидела невидимая сеньорита и ждала, какой номер мы выберем. Водила спросил у нее, есть ли свободные комнаты, получил утвердительный ответ и облегченно кивнул нам, - заказывайте!
Я вышел из машины и начал изучать ценник. Номер стандарт стоил просто неприлично для такого замка по моим понятиям – всего 120 боливаров. Далее шла градация: номер типа полулюкс, люкс, кайзер, султан, эмир, падишах. Падишах стоил, кажется, 280. Эх, подумал я, гулять, так гулять, и сжал в кармане оставшиеся боливарики. Если отель называется Эль Кайзер, значит и мы берем номер Кайзер за 160 боливаров. По крайней мере, хватит рассчитаться с таксистом и заплатить за две ночи, а за это время найдем, где поменять «доларес». К моему удивлению в этом отеле была принята ежедневная система расчетов, т.е. сегодня мы платим за одну ночь, а завтра, если захотим остаться, за следующую. Что ж, это даже более удобно, чем я думал. Заплатив за одну ночь 160 боливаров, и получив увесистый брелок с ключом мы проехали внутрь. Внутри стояли в несколько рядов двухэтажные многоподъездные казармы. Вторые этажи нависали над первыми таким образом, что можно было легко на первом припарковать даже самый крутой и объемный внедорожник. Оттуда на второй этаж вела лестница, в конце которой, собственно находилась дверь в номер.
Я открыл ключом дверь. Первой в нее протиснулась Машка, и мы из полумрака услышали восторженный вопль: «Ух, ты!!!» Следом зашла жена, и по улыбке я понял, что дюлей на этот раз не будет. Просторная комната с большой кроватью посередине и огромными зеркалами в изголовье, на потолке и на стене напротив под телевизором. В ближнем к двери темном углу небольшой столик и угловой диванчик для перекусов. В противоположном по диагонали удобное узкое кресло без подлокотников для принятия полулежачего положения. В самом дальнем углу находилось окно, а под ним большое, более полутора метров в диаметре джакузи с пьедесталом. По стенам комнаты развешены небольшие картинки и большие витражи, обрамленные лепниной. Прикроватный пульт управлял светом, в том числе и подкроватным, телевизором и кондиционером. В туалете есть дополнительно биде, а огромная душевая отделена капитальной перегородкой, но лишена какой бы то ни было двери. 

 

136841988.jpg


Пока жена с Машкой смывали автобусную пыль, я занялся ремонтом сандалей, которые неожиданно расклеились. Потом мы поменялись местами. Неожиданно жена заглядывает ко мне в душевую и шепотом сообщает: « Телевизор не включай, там по всем каналам идет одно порно!»

 

 

К вопросу обмена денег в Венесуэле

Думаю, что, то, что обмен денег в Венесуэле вопрос чрезвычайно творческий, знает не только каждый путешественник и каждый венесуэлец, но также и каждая венесуэльская собака (в прямом смысле), кошка, корова, зайчик и прочие бабочки. То, что менять на черном рынке противозаконно – то же. Деньги мы меняли, или пытались поменять, раз семь-восемь. Почти каждый раз это походило на шоу. 
Итак.
Обмен первый. Доместик терминал Каракаса
В Каракас прилетело нас шестеро, включая Машку. Прикинув палец к носу, и поплевав в потолок решили, что нам троим хватит тыщи две с половиной баксов, на всю поездку, Вовчику с Натахой достаточно будет двух, а Аня обойдется тыщей двести – полутора зеленых и хрустящих. То есть на всех нам потребуется поменять шесть тысяч твердой валюты не обеспеченной золотом на валюту обеспеченную только честным словом товарисЧа Чавеса. Бонд А проверили перед вылетом из Москвы был примерно 6,65
Первым нас встретил чувак сразу за паспортным контролем и предложил по три. Послали искать совесть.
Получив багаж, мы пошли по переходу в доместик в зону вылета, но все равно нужно было выходить в зал регистрировать билеты, сдавать багаж и прочие формальности. И мы вышли. Нас тут же атаковал толстючий офицер, килограммов под 200, и забарикодировавшись своим брюхом, брезгливо, через губу сообщил, что может поменять по четыре с половиной. Так же брезгливо был оставлен без внимания.
Погрузили вещи в тележку каких-то аэропортовских служащих и поехали к кассам купить билет для Вовчика и Натахи. По пути следования, служащий сообщил, что меняет по 5,5. Два билета до Пуэрто Ордаса стоили меньше пятисот боливаров, поэтому они поменяли, не особо торгуясь, у этого служащего за 5,8. 
Зарегистрировали билеты, сдали багаж и пошли пить сок и одновременно искать, где бы поменять по нормальному курсу. Варианты начали возникать, словно грибы после дождя на ровном месте. Как отец Федор, торгующийся с инженером Брунсом. То один просунет голову в толпу с предложением, то другой.
- Синко пунто сэйс, - шептала одна голова.
- Синко пунто сьете, - предлагала вторая.
- Синко пунто очо, - не унималась третья.
- Синко пунто нуэво, - поднимала ставки первая.
И все как отрезало. Я понял, что от этих менял мы большего не добьемся, и пошел искать лучшую долю в этой жизни самостоятельно. Сделав морду независимой, так, будто я лох из нортеамерикании, я неспешно пошел в дальний конец терминала. Это была стратегическая ошибка – я потерял минут двадцать времени . А фиг с ним. Там менял не наблюдалось. Зато потом, проходя мимо туристических киосков, меня выловила голова номер один и жарко прошептала: «Сэйс», - это типа я готов продать за шесть, только скажи мне о какой сумме идет речь. «Хер с ним, - подумал я, - может это и поможет решить вопрос в нашу пользу. 
- Сэйс миль доларес. И ё кьеро сэейс пунто синко. ОК?
-Импосибле, сеньор, - дальше о содержании я мог только догадываться, так как речь была длинной, а завершалась все теми же жалкими: «Сэйс» и разведением рук в стороны.
- Как хочешь, - ответил я по-русски и пожал плечами. Чел остался с разведенными руками, а я отправился дальше. 
Тут из туристической конторки высовывается еще один чел и предлагает по 6.1. «Да пошел ты, - опять говорю я по-русски, - я пойду сейчас в интернасьональ» - и подхожу к столику в кафешке, где сидят мои спутники. Рассказываю им о ситуации, и прошу не подавать виду, что все складывается как нельзя лучше. Они как по команде делают кислые мины, специально для подошедшего чела. 
- Сэйс пунто дос! – умоляюще смотрит чел, - но это последняя цена, больше я не в состоянии заплатить сегодня. 
Может оно и так, в конце концов, каждый зарабатывает себе на жизнь как может, а процент его заработка, наверняка, меньше, чем у банкира. Да и время близится к посадке. Мы немного посовещались, и решили не испытывать больше судьбу, сказали ему ОК, и что сейчас подойдем в его контору для обмена пусть приготовится, вот только сок нужно допить. 
Для совершения операции было выделено по одному делегату от каждой заинтересованной стороны: я, Вовчик и Аня, и минут через пять мы уже стояли в душном киоске турагентства и озирались по сторонам. Толстая тетка была занята своими делами: она перекладывала бумажки. Чел, который привел нас сюда с довольным видом прохаживался мимо, и делал успокаивающие жесты рукой. Мол, потерпите, сумма большая. Тетка закончила свое важное дело и позевывая спросила: « Чем собираетесь заниматься в Венесуэле?» Очень хотелось ответить ей, что торговлей наркотиков и контрабандой оружия, но я не знал как это сказать по-испански. Ожидание бесило меня, и в очередное «прохождение мимо», я подозвал того чела и настоятельно спросил у него, когда же состоится обещанный обмен. Тот не растерялся и гордо ответил, что сеньоры могут не беспокоиться, что человек с деньгами уже выехал из Каракаса на мотто и скоро будет здесь. 
Посадка на самолет начиналась через 15 минут. Душно. Нужно еще купить талон аэропортового сбора… 10 минут… а еще в туалет хочется. Душно. И попить бы не мешало… 5 минут…
И тут, вот только аплодисментов не было, чел ведет другого чела в мотоциклетной каске и кожаной куртке с полиэтиленовым пакетиком размером с дамскую сумочку. Он быстро проходит внутрь киоска, тот в мгновение ока закрывается металлическими жалюзи и мы расположившись на полу (два имеющихся стула – только дамам) начинаем пересчитывать деньги. Все точно. Без обмана. Жмем руки и разбегаемся в разные стороны. Киоск снова открывается. Жизнь течет своим чередом.
Потом я узнавал у многих, с кем мы встречались в эту поездку в Венесуэле, по какому курсу они меняли в аэропорту. Максимум у кого получилось, это было, кажется 5,8, а наши попутчики на Рорайму чехи так и вовсе поменяли по 4.

Третий обмен денег. Чичиревиче – Валенсия.

Второй раз деньги поменяли в Сьюдад Боливаре в аэропорту. Буднично. Неинтересно. Ожидаемо. На курс выше 6.2 мы особо не рассчитывали, и нас этот курс вполне устраивал. Поэтому, обмен состоялся быстро и без лишней суеты. Единственная загвоздка случилась только тогда, когда в обмен на протянутые мне боливары, я отдал мокрые, в прямом смысле, доллары. Меняла посмотрел озадаченно на мои виновато поднятые плечи, поржал, услышав ответ, что на Рорайме идут дожди, и попросил помощницу прогладить валюту утюгом. На этом процесс был завершен.
По моим расчетам получившейся суммы должно было хватить до самого конца поездки, но я не предполагал, что мои девушки предпочтут разъезжать между городами на такси, а Чичиревиче окажется слишком дорогим. В общем, запасы местной валюты стали подходить к концу, и я понял, что надо искать варианты. Для начала выучив по разговорнику фразу: «Где я могу поменять доллары?» я вышел на центральную улицу Чичиревиче и изображая из себя валютно озабоченного гражданина стал внимательно прогуливаться в районе центральной площади Чичиревиче, особое внимание уделяя банковским заведениям. Мой мудацкий вид никого не сбил с толку. Все продолжали мирно заниматься своими делами: охранник у дверей банка чесал яйца, чичиревиченские аксакалы сидели на обочине на табуретках в одиночестве и смотрели на гонимые ветром обрывки бумаги, дети играли в интересную игру – кто сможет закинуть кирпич на крышу дома. Солнце неуверенно подбиралось к зениту, и каждый норовил спрятаться от его пекла. Будний день. Чичиревиче вымерло. Мой трюк не удался, и я отправился к магазинчику на вывеске которого значилось «Товары из Эквадора», или что-то типа того. Я подумал, раз чувак занимается экспортом из долларовой страны, значит ему нужны баксы, а раз ему нужны баксы, значит, он их у меня купит. 
В лавке продавались скобяные и электрические изделия. Я вошел и спросил у хозяина
- Где я могу поменять доллары?
О! Да не вопрос! В Чичиревиче можно поменять доллары по выгодному курсу только в одном месте у сеньора Игнасио. О, он всегда дает хороший курс, потому, что держит обувную лавку, сапатерию, самую большую обувную лавку в Чичиревиче! О всегда дает хороший курс, - конечно, это мой вольный перевод его пятиминутной тирады из которой я понял от силы десятую часть. Но эта часть мне заменила оставшиеся девяносто. Я попросил его нарисовать мне схему как пройти, более того он даже позвонил этому самому сеньору Игнасио, или как его там на самом деле, и сказал, что сейчас к тебе придет лох готовься его оприходовать.
Сапатерия, находилась далеко, метрах в ста пятидесяти, и чуваку достаточно было просто показать мне пальцем ее местонахождение, выйдя из дверей своей безлюдной скобяной лавки, но все же он предпочел рисовать схему и звонить по мобиле. Дошел я быстро, но в ней оказалось два полицейских, который выбирали себе то ли тапочки для после душа, то ли резиновый сапоги говноступы, но делали они это очень эмоционально, и как-то вдохновенно. К тому же я не забывал, что обмен денег в Венесуэле на черном рынке – преступление. Поэтому я в очередной раз сделал морду тяпкой и стал придирчиво разглядывать детские резиновые тапочки. Что- то в тот момент, помню меня сильно интересовали детские тапочки…
- Ола! – закричал хозяин, - Это ты хочешь поменять свои баксы? – полицейские не шелохнулись, они даже не обратили на эту фразу никакого внимания, хотя она стрелой пролетела сквозь их мозги, прежде, чем достичь моих ушей.
- Да, сеньор, - вежливо потупился я. Мне было неловко нарушать закон в присутствии вооруженных полицейских. А вдруг это подстава? – посетила меня мысль на пару мгновений, и тут же куда-то исчезла. – А каков ваш курс?
- О, это все просто! Если до 1000 баксов – 5.2, если свыше 1000 – 5.5! Очень хороший курс!
- Но, - попытался возразить я, - Бонд А, сейчас…
- Да насрать мне на Бонд А, у меня свой Бонд А, - разозлился тот, - лучше курса в Чичиревиче ты не найдешь.
В принципе, мне хотелось поменять всего 200 баксов. Разница, на которую я рассчитывал составляла 200 боливаров. Существенно, но не критично. Боливаров у нас еще оставалось больше тысячи, а в Чичи мы планировали находиться еще не более 2 суток, включая эти. Я решил, что если приспичит, то приду сюда завтра и обменяю, например, сотню, а в Валенсии сделаю еще дополнительный обмен. Я спросил у хозяина сапатерии, будет ли он здесь завтра, и, получив утвердительный кивок, в раздумьях пошел обратно в посаду к жене и дочке. Рассказал им ситуацию, и было принято решение, особо здесь деньгами не сорить, чтобы не кормить местных мудаков кровно заработанными баксами.
В общем, поиск фламинго, поездка на остров, а также еда оставили нам чуть больше пятисот боливаров, и мы решили не обращаться к хозяину сапатерии по поводу обмена.
Утром третьего дня мы отчалили на автобусе (48 боливаров за всех, включая место занятое под рюкзаки) в Валенсию. В Валенсии таксисту я сказал, что мои местные финансы начинают жалобно скулить, поэтому надо найти место, где можно поменять зеленые и хрустящие на разноцветные. Но поселившись в гостиницу (см. выше) нам никуда не захотелось уезжать оттуда, что мы решили оставить этот вопрос на завтра, прибегнув к помощи того же таксиста, который изъявил желание возить нас по Валенсии, пока мы отсюда не уедем. Этот выбор оказался разумным, так как вокруг гостиницы находились трущобы и такси просто так найти было невозможно. 
Но, отдохнув в номере, нас посетил голод, и было решено прошвырнуться по местным окрестностям, несмотря на то, что еду могли доставить прямо в номер, и цена была приемлемая, даже наших жалких остатков хватило бы, чтобы рассчитаться сразу. Просто надоело сидеть в четырех стенах и ноги требовали небольшого моциона. К тому же, я надеялся, что смогу поменять деньги на ресепшне. Фиг. На ресепшне тетка сказала, что не знает и вызвала охрану для консультаций. Те тоже пожали плечами, и сказали, что возможно нам поменяют в соседнем отеле Кабаньос. Мы пошли туда, и смело вошли на ресепшн. За большим столом сидела тетка и выпучив глаза изо всех сил смотрела на нас. Она не могла врубиться, что здесь, в их заведении, делают белые мужчина, женщина и маленькая девочка. Пока я еще не понимал ее ступора, и просто задал выученный вопрос, дескать, барышня, не поменяете ли вы мне пару сотен баксов. Мой вопрос снял с тетки напряжение, она расслабилась, и сказала, что лучший курс мне дадут в аэропорту, а здесь в округе я нигде не смогу поменять. На этом мы попрощались и вышли на улицу. И только тут я смог выяснить причину столь напряженного поведения тетки. Оказалось, что над отелем Кабаньос гордо реет шестицветный радужный флаг. Тетка просто не могла взять в толк, что здесь, посреди трущоб Валенсии, в отеле для секс-меньшинств, да еще и пешком делает, с виду приличная семья. Да и хрен с ней. Мы пошли дальше искать приключения.
Утром наш таксист ждал нас возле дверей. Мы уселись и оговорили план передвижения по городу на сегодня. Во-первых, поменять деньги, - Да-да, я помню, ответил тот. – Во-вторых, аквариум! – Да-да, - В-третьих, разберемся. И мы поехали менять баксы. 
В центре старого города свернули на какую-то улочку возле небольшого моста. Вонь состоящая из отбросов, скопившихся возле обочины превысила предельно допустимую концентрацию, я понял, что если нас здесь оставят в живых, то деньги мы поменяем без проблем. Наш водила подъехал к автомастерской и оттуда вышел огромный негр с промасленной тряпкой в руках. Водила, сказал, что это его брат. Брат, так брат, нам то что. Водила рассказал брату, что нам нужно поменять баксы, брат засунул под майку волосатую руку и почесал огромное пузо.
- А какой курс устроит сеньора, спросил он меня.
- Сэйс пунто дос, - ответил я
- Бьен, - ответил брат, и начал куда-то названивать. Звонил он раза четыре или пять, и все отрицательно качал головой. Наконец, удача оказалась на нашей стороне. Он сказал, что тут недалеко есть чувак, который мне поменяет мои двести баксов по курсу «сэйс пунто дос». Мне даже не надо было торговаться. 
Место обмена оказалось в небольшом магазинчике бытовой кухонной техники рядом с заправкой, почти напротив отеля Новый. Казалось весь персонал принимал участие в сделке. Во-первых, они выпроводили всех покупателей и закрыли магазин. Во-вторых, поскольку такой суммы наличных у них не оказалось, один из них побежал в банк обналичивать чек. В-третьих, все сделали вид, что их это не касается, но как только потребовались недостающие 20 боливаров, тут же кинулись шарить по своим карманам. В конце концов, мы пожали друг другу руки и разошлись довольные.
Четвертый и пятый обмен денег. Колония Товар.
В общем, тоже ничего примечательного. Буднично и оперативно. Единственно искали долго, где поменять можно. На всякий случай сообщаю адрес… Оба на! Ничего не скажу! Не запускается Map Source. Пишет при запуске:
Проблема во время установки Family_442
Переустановите Family_442 и запустите Map Source еще раз.
Что такое Family_442 я не знаю. Пока не разберусь не смогу сказать точные координаты. Но это небольшой сувенирный магазинчик слева от шикарного ресторана, который находится вглубине массива, если идти вверх по туристической улице, то почти в самом ее конце слева. 
Попросил поменять по шесть с половиной, без вопросов хозяйка достала деньги и поменяла по моему курсу. Так было два раза. В благодарность мы накупили у нее всяких футболок и еще каких-то сувенирчиков.

 

Афродизиаки 

Наш первый обед в Канайме. Есть хочется, аж, зубы сводит. Нам приносят что-то на тарелке, размером, как раз, чтобы не умереть с голоду. Приставленный гид Антонио аппетитно потирает руки и откуда-то, словно фокусник достает баночку, внешним видом похожую на емкость для сдачи анализов. Заполнена она тоже каким-то непонятным густым содержимым неаппетитного цвета. Сначала тарелочки с названием еды достаются естественно дорогим туристам, Антонио – в последнюю очередь. Мы уже почти вылизываем языком свои тарелки, а тот спокойно открывает свою заветную баночку и вилкой достает «какашечку» и плюхает ее к себе на тарелку. В воздухе повисает едкий лакриматорный запах чили и чего-то еще.
Любопытство побеждает скромность.
- Что это такое, дружище?
- Это - специальный чили-соус, по рецепту моей мамы. Она делает его специально для меня. Он с термитами.
Я беру баночку в руки и рассматриваю содержимое. Действительно, внутри соуса, словно в янтаре застыли десятки тушек муравьев. Скорее всего, думаю, что попав в остро-сладкую среду соуса, муравьи начинают отчаянно выделять муравьиную кислоту, тем самым, добавляя специфическую кислинку в острый соус. Интересная идея.
- Ну и как, съедобно?
- Угу! – с набитым ртом отвечает Антонио, - можешь попробовать.
Я осторожно выкладываю себе немного, на уже почти пустую тарелку и вытираю вилку о кусочек хлеба. Предварительно обнюхав, и не найдя никаких неприятных запахов, отправляю кусочек в рот. Жжет, конечно, сильнее, чем чили-соусы, продающиеся у нас, но терпимо. Гораздо терпимее, чем, например, в Тайланде.
Баночка пошла по рукам. Антонио, довольный, что дюлей ему удалось, на этот раз, избежать.
- Сплошной афродизиак, - многозначительно подмигивает он одновременно всем и ни одной из наших женщин. 

* * *
Стоим с Вовчиком пинаем воздух в Сан-Франциско. Ждем джип, который отвезет нас в Паратепуи на Рорайму. Солнце быстро поднимается. Жара увеличивается. Чехи где-то гуляют. Мимо нас прошел с важным таинственным видом старый индеец. Ну, прошел и прошел. Через пару минут, с неизменившемся выражением на физии, идет снова. На этот раз ему повезло. Он наткнулся на Франка. 
Сначала они поговорили о чем-то важном, потом о еще более важном… Наконец, Франк таинственно манит меня пальцем к себе. Нам абсолютно без разницы где пинать воздух, подошли к Франку. Франк берет у важного старичка свернутый квадратиком большой лист какого-то растения и разворачивает осторожно. Внутри оказываются огромные, размером с большой палец, белые личинки! Но они какие-то грязные, как будто их в земле извозили. По моим представлениям, такие должны обитать в древесине и питаться ею. Мечтал их попробовать, когда летел в Венесуэлу. Хватаю одного и тащу себе в рот.
- Подожди, - одновременно кричат Вовчик и Франк. Причем один из них бежит за фотиком, а второй предупреждает, - одна штука – два боливара.
За это время я успеваю получше рассмотреть и обнюхать этих тварей. Нет, думаю, сегодня я их точно не готов вкушать. Мой расстроенный кишечник после Канаймы не вынесет такого издевательства. Сейчас проведем фотосессию, а съедим, когда будем возвращаться, или, может быть, сегодня вечером, если наловим таких же.

137260065.jpg

137260068.jpg

После съемок отдаем личинок Франку, тот их аккуратно завернул, и отдал владельцу, потом подмигнул нам и говрит
- Афродизиак… мммм!!!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×