Перейти к содержимому



Фото

Непал. Даулагири-трек, или Водка с перцем, или Fuck-fuck-fuck! апрель 2009

Непал

  • Войдите, чтобы ответить
23 ответов в этой теме

#21 Dmitry D

Dmitry D

    Постоянный пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 439 сообщений

Отправлено 01 Февраль 2013 - 07:43

24 апреля. Переезд в Катманду.
После утреннего чая с круассанами, когда все вещи уже были уложены, а до такси на автовокзал оставалось еще примерно полчаса, я услышал странный хлопающий звук. Резко повернувшись к окну, я обнаружил там сидящего сычика. Еще птенец, мягкий и пушистый, он недоверчиво смотрел, как на него лаяла соседская собака. Я осторожно достал фотик и попытался его сфотать сквозь прутья оконной решетки. Но получалось все не в кайф. Тогда я осторожно просунул руку сквозь металлическое ограждение, бережно взял птенца и перенес его в комнату. 

127560086.jpg

Он слегка поотбивался для приличия, а потом вразвалочку перелез обратно, от меня подальше. Моя комната расположена на третьем этаже, но по всему периметру отеля проходит узкий, не более тридцати сантиметров, огороженный карниз, практически мини-балкончик. Вот на эти перила и перепорхнул мой гость. Я бегом помчался на выход и протискиваясь между стеной и перилами побежал к нему. Сычик, как ни в чем не бывало, продолжал сидеть и с любопытством поглядывал на собаку, которая не переставала лаять далеко внизу. Меня он за своего врага не принимал, и поэтому не поворачивал в мою сторону голову. Пришлось его немного потрогать, чтобы он все-таки соизволил повернуться ко мне. 

127560095.jpg

Так мы и стояли друг напротив друга на узеньком балкончике: я его потрогаю, - он повернется, я сфотаю, он отвернется, посмотрит на собаку, и опять… Так продолжалось минут десять-пятнадцать, пока ему не надоел этот спектакль. Тогда он просто расправил крылья и скрылся в зарослях бамбука.
Я счастливый вернулся в номер. Редкая, все-таки, удача - сфотать так близко ночного хищника, пусть, даже, птенца.
Провожать меня вышло все семейство хозяина. Кто-то помог погрузить рюкзаки, хозяйка махала рукой (чуть было не написал «синим платочком»), хозяин приглашал еще.
Мой автобус опять Holiday Adventure. От добра, добра не ищут. На удивление быстро загрузились и поехали по расписанию. 
Первую остановку для перекуса сделали в традиционном месте. Есть абсолютно не хотелось и я просто прошел в сад, где присел под навесом, ожидая когда закончится трапеза у моих попутчиков. Тут подъехал еще один автобус, и из него вышла та самая Настя из Питера, которая весь трек протаскала с собой на рюкзаке палатку и здорово обгорела на Торонг Ла. Я помахал ей рукой и она, обрадовавшись, подсела за мой столик. Есть она тоже не хотела, но у нее была с собой связка маленьких желтых бананов, которые она любезно предложила мне, чтобы скоротать время. 
Настя взахлеб рассказывала о времени, проведенном в Покхаре. Ее широкие бездонные голубые глаза возбужденно блестели на обгоревшем красном лице. Маленькая белая крошечка банана забилась в уголок красных губ, и я уже не мог адекватно воспринимать то, о чем она говорила. Я смотрел в пропасти ее глаз, и на эту крошечку. Она же, по наивности, совсем этого не замечала, или делала вид, что не замечает. Затем она осторожно высунула остренький язычок и провела им вокруг губ, слизывая крошку банана. Очень эротичное движение, но ее это нисколько не заботило. Она продолжала рассказывать, что видела в Покхаре, что купила себе, друзьям, родителям… Я подумал, как хорошо, что еще остались у нас такие чистые и наивные девушки, которые просто умеют радоваться каждому мгновению жизни, а не ворчат из-за отсутствия комфорта; отвечают улыбкой на улыбку, а не бегут в суд с заявлением о сексуальном домогательстве. Непал – это их страна. Страна, где все живут в согласии с собой и с миром. Со всем миром, включая людей, зверей и предметы. Ее не волновала ни обгоревшая до волдырей кожа, она просто хотела донести частицу радости своих эмоций до тех кого любит, поэтому покупала им всякую дребедень, но я знал, что ее близкие будут смотреть на эти вещицы не «глазами уставшего европейца» (В.С. Библер), а ее глазами: голубыми, бездонными и добрыми.
Прогудел призывный гудок моего автобуса. Мы попрощались. Вместе было так хорошо, как будто знали друг друга сотню лет. Даже адресами забыли обменяться…
Остаток пути прошел без происшествий. В Катманду вкатили около часа, затем около часа простояли в пробке, наконец нас высадили где-то на северо-западе Тамеля. 
Таксисты уже ждали. Они как хищники набросились на свои жертвы и быстренько разобрали каждый свой кусок. Я спросил своего хищника, знает ли он отель «Карма», тот утвердительно кивнул, и сказал, что довезет за четыреста рупий. Я покрутил пальцем у виска, и сказал, что поеду только за сто, если – нет, то сяду в другое такси, благо их здесь стояла целая куча. Поскрипев зубами таксист сказал, что согласен за сто двадцать, но меньше он не сможет опуститься. «Черт с ним!» - подумал я, и махнул рукой.
До «Кармы», постоянно тормозя в пробках мы домчались за пять минут. Возле крыльца стоял хозяин, и сказал, что свободные места есть. Всего за восемь долларов. Я согласно кивнул, и мы понесли рюкзаки в номер 301.
Электричество в номере отсутствовало. Маоистское правительство не церемонилось с экономичностью, подавая напряжение в город не более четырех часов в день. Принимать душ пришлось в темноте, но горячая вода в кране имелась, поэтому я не сильно расстроился.
Время приближалось к трем часам. До заката оставалось всего часа три, и я решил пойти поснимать куда-нибудь в район Дурбара. Стал выкладывать из фоторюкзака лишние вещи, и тут обнаружил, что у меня пропал штатив! Я начал лихорадочно вспоминать, когда я его последний раз видел. В автобус я его брал с собой – это точно. Я его положил на верхнюю полку. А в такси – нет. Точно! Я его оставил в автобусе. Он просто укатился по длинной полке вперед, где не было вещей. Я бросился бегом на ресепшн и стал объяснять, что забыл сумку со штативом в автобусе из Покхары Holiday Adventure. Красивая непалка сначала не могла меня понять, потом сообразила, быстро позвонила в офис Холидея, где ей сказали, что перезвонят через пять минут. Я нервно ходил из угла в угол холла. Потеря штатива для меня, это не просто потеря шестисот баксов – это гораздо ценнее – это остаться без рук. Минуты через четыре раздался звонок, и лицо девушки просияло. Она сказала, что мой штатив нашелся: связались по телефону с водителем, но он уже уехал далеко на заправку, но я смогу получить его после шести часов в офисе Холидея в Катманду Гест Хаус. Я обрадовался, взвалил рюкзак на плечи и спокойно пошел в сторону Дурбар-сквер.
В середине Тамеля огромнейшая толпа, из которой невозможно было никуда вывернуться, подхватила меня и потащила на юг до New Road. Водоворот из мотоциклов, велосипедов, рикш и людей жил своей интимной жизнью не заботясь о тех, кто находился внутри него. В магазине фототехнике на New Road я купил фильтр для товарища, а вот швабр для чистки полноразмерных матриц здесь нет. Я понял, что в Катманду я вряд ли найду, что-нибудь такое и оставил безуспешные попытки фотошопинга. Больше из фотоприбамбасов мне ничего не надо было. 

127685172.jpg

Успокоившись, я повернул на Дурбар. На площади люди постепенно растворялись . Из огромного потока оставалось всего несколько сотен людей, в основном, туристов. Садху фотографировались за деньги. Самое интересное – это люди Дурбара. 

127685176.jpg

127685182.jpg

127685183.jpg

Снимать их неторопливую жизнь – одно удовольствие, но фотать туристов в обнимку с садху – было не интересно, и я, побродив немного, отправился ужинать в Елену.

127685196.jpg

Я рассчитал таким образом, чтобы сразу после шести часов подойти к офису Холидея в Катманду Гест Хаусе, где я и оказался примерно в шесть пятнадцать. Катманду Гест Хаус представляет собой обширный двор с рестораном (может их там несколько) и еще много мелких вспомогательных служб. Ни в одном из, даже самых мелких, закутков я не обнаружил никакого подобия надписи «Здесь продаются билеты на автобусы Holiday Adventure». Обойдя второй раз по всему периметру, и заглядывая в каждую дверь, я убедился, что так оно и есть. Тогда, я решил выяснить на ресепшне, но и там про такой офис ничего не знали. Я понял, что время безвозвратно утеряно, так как офис (меня предупредили об этом) закрывается в семь часов. Теперь придется ждать до утра. Я вернулся в «Карму» и попросил уточнить девушку, где же все-таки находится этот пресловутый офис. Она долго разговаривала по телефону, наконец, взяла карту и ткнула карандашом в маленькую точку. Он, действительно находился РЯДОМ с Катманду Гест Хаусом. Буквально на соседней улице. В семь тридцать утра я смогу его забрать. Я опять успокоился и решил еще немного погулять по Тамелю. Что я сделал. Я зашел в ближайший чайный магазинчик, перенюхал у них все сорта зеленого чая, которые продавались на вес и попросил сделать мне несколько пробничков на пару-тройку чашек, чтобы я, не торопясь смог продегустировать его у себя в номере. Хозяин с радостью выполнил мою просьбу. Так я оказался обеспеченным хорошим бесплатным чаем до отъезда. Мне дали Сенеха и Органик. В настоящее время у них нет других сортов, но дней через пять обещали подвезти еще. Что ж, придется зайти в другие магазинчики с аналогичной просьбой. 
Перед сном я устроил дегустацию. Оба сорта чая мне очень понравились. Видимо они были свежими. У Сенеха такой вкус, какой я люблю он острый, в смысле, не тонкий, и с приятным ароматом. А у Органик – он более густой и вяжущий. Описать любой вкус очень сложно, а тем более отличие двух сортов чая, хотя вкусы у них совершенно разные.


  • Ruzanawralf нравится это

#22 Dmitry D

Dmitry D

    Постоянный пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 439 сообщений

Отправлено 01 Февраль 2013 - 07:44

25-26 апреля. Прогулки по Катманду и окрестностям.
В семь тридцать ровно я без труда нашел «соседнюю с Катманду Гест Хаусом улицу», на ней действительно был офис продаж Holiday Adventures, где мне без лишних вопросов просто отдали мой штатив. Целый и невредимый.
Спустя 10 минут, когда я возвращался в «Карму», чтобы занести штатив – в ближайшие часы он мне не понадобится, и переобуться – ходить в сандалях по Катманду мне категорически запрещено, так как кожа на ногах начинает трескаться от едкой пыли и грязи, а именно в семь-сорок (кто бы мог подумать!) я нос к носу сталкиваюсь с евреем Мишей (!) Это тот самый, который шел параллельно нам в прошлом году на Аннапурне. Если Миша где-то рядом (100-200 км), то встречи не избежать. Так и сейчас. 
- Привет, Миша! – говорю я
- О! привет! – не верит своим глазам Миша
Мир тесен. Нас всего-то, - шесть миллиардов. Люди живущие в разных странах, ничем не связанные между собой встречаются чаще, чем с самым дорогим другом, который живет, если не на соседней улице, то, наверняка в соседнем городе. В октябре он собирается поступать в университет, а сейчас до октября он совершенно свободен. Разговорились. Оказывается он ходил на Эверест (к базовому лагерю) Это оказалось для него очень дорого: около трехсот баксов за двадцать дней, а в прошлом году он потратил на Аннапурне всего сто двадцать – сто пятьдесят долларов. Это потому, что он ходит без портеров, ест только далбат, то есть, идет в чисто бюджетном варианте. А сейчас он возвращается в Индию и через пару недель, когда приезжает его подруга, идет на Канченджангу со стороны Индии. Остается только завидовать молодости, когда не нужен комфорт и удобства, когда полторы сотни баксов достаточно для выживания в экстремальных условиях, а мыслей, кроме «как, где и с кем тусануться» – нет в принципе.
Я положил штатив в номере, попил халявного чая и решил пойти на Дурбар-сквер, так как сегодня выходной и какой-то день непальской матери, можно ожидать наплыва интересных персонажей и пофотать в непринужденной обстановке.

127685923.jpg

127685920.jpg

127685924.jpg

Народу было очень много. Ставили какую-то сцену. Там где продавались сувениры, - толпился Болливуд, снимая очередной шедевр индийского синематографа. Я их немного поснимал в качестве документалистики. Потом пошел снимать жанр. Отснял около тысячи кадров, провел там более трех часов, и пошел обратно. Билеты за вход нигде не продавали, хотя кабинки стояли по всем углам площади.

127685935.jpg

127685949.jpg

127685960.jpg

127685967.jpg

Зашел в корейский ресторан «Фестиваль». Готовят тоже очень вкусно. Добротно. Оставил там порядка трехсот пятидесяти рупий. 
Поскольку стояла жара, выше тридцати градусов, то решил немного отдохнуть в номере и собраться с мыслями.
По дороге купил на двадцать седьмое апреля билет на банжи и годж. 80 евро. Выезд в пять утра.
Сидя в «Елене» прошлым вечером, я видел, как солнце плавно опускалось за крышами Сваямбуната. Сверившись по карте, понял, что расстояние здесь всего около трех километров, то есть за полчаса-час я дойду точно и можно будет неплохо поснимать на фоне заката одни из основных храмов Катманду. Ехать на такси было влом, вспомнилась вчерашняя езда на автобусе.

127560647.jpg

Дошел без приключений. Минут за сорок, и то, только потому, что пошел не прямой дорогой, а окружной, так как свернул не туда. Но крыши Сваямбуната все время торчали передо мной, поэтому, я не мог заблудиться.

127560657.jpg

127560663.jpg

За вход здесь так же берут деньги, но я проследовал в окружении местной толпы, так, как будто я здесь живу, а охранник только и успел, что открыть рот, но никаких действий с его стороны не последовало, поэтому я безпрепятственно прошел вовнутрь. До заката оставалось еще пара часов, но золоченые крыши уже окрасились тепло-оранжевым светом. В небе парили коршуны, вокруг молча лазали обезьяны, по площади сновали бездомные собаки.

127560675.jpg

127560683.jpg

127560692.jpg

Люди также занимались своими делами: монахи созерцали мир, туристы – монахов, журналисты – вели репортажи, прихожане – молились и отправляли свои религиозные потребности. Многие крутили барабаны. Вовсю шла торговля.

127560698.jpg

127560704.jpg

127560742.jpg

127589044.jpg

Небо, постепенно, из оранжевого становилось розовым. 

127589061.jpg

127589133.jpg

127589168.jpg

Диск солнца отчетливо пропечатывался в дымке мегаполиса. Мне всегда было странно наблюдать, как в таких местах живут люди. Это сродни тому, как жить в Спасской башне: прийти с работы, постирать носки и трусы, и вывесить их на балконе, не обращая внимания на толпы туристов, копошащихся как муравьи под ногами. Так же, как и солнцу наплевать на все, что происходит на третьей планете: оно тихо опускается за горизонт, наполняя сердца жителей этой планеты восторгом, само не зная об этом.

127589186.jpg

127589201.jpg

127589229.jpg

Обратная дорога прошла намного быстрее. Я дошел до Тамеля минут за двадцать пять в уже наступивших сумерках. Поскольку сильно проголодался , то не заходя в номер пошел в тайский ресторан ужинать. Я здесь первый раз, но мне очень понравилось. Принесли Том Ям в специальной посудине со свечкой снизу, которая постоянно подогревала блюдо. 

127685980.jpg

Было еще мясо с молодыми початками кукурузы и стеблями бамбука. И вино…Точно такое же, как в Покхаре Марк Дэвидсон, только на 100 рупий дешевле. А самое прикольное, что задворки ресторана выходят как раз к моей «Карме». И мне не надо будет обходить лишних 300-400 метров по улице. В утилитарных вопросах преодоления расстояний я становлюсь ленив, и всегда пытаюсь сократить его, если это возможно.
Утром я, сверившись по карте, решил отправиться в Патан и зоопарк. До Патана добирался на такси. Таксист заломил цену в четыреста рупий, доехали за двести. Вожжа мне под хвост попала, - сказал двести и решил не сбрасывать ни копейки. Таксист виновато оправдывался, говорил, что-то о дороговизне, тогда я его еще не понимал, что он имеет ввиду. Видимо, из чувства мести он подвез и высадил меня как раз возле будки продававшей билеты на посещение Патана. 

127686196.jpg

Меня тут же окружили доброхоты и предлагали наперебой свои услуги, сказав, что будут исполнять свою миссию только после того, как я приобрету билет. Настроение у меня в то утро было игривым, и я спросил, сколько же я должен заплатить. У хэлперов оно также было на высоте, и они мне ответили, что для членов SAARC – 25 рупий, а для всех остальных – 200. Девушка в будке волшебно улыбалась. И я уверенно сказал, что я как раз и есть член этого самого СААРКа. От такой наглости у помогаев отвисли челюсти и они на некоторое время впали в ступор. 
- А из какой ты страны? – наконец, спросили они у меня, когда я уже приготовил две купюры в двадцать и пять рупий.
- Южная Африка (South Africa), - достойно ответил я
- Но Южная Африка не входит в SAARC - South Asian Association for Regional Cooperation, запротестовали они. – Это только для граждан Афганистана, Бангладеш, Бутана, Индии, Мальдив, Непала, Пакистана и Шри-Ланки.
- Вы не правильно расшифровываете SAARC, - не смутившись, нашелся я, - SAARC – это Южная Африка, Ангола, Руанда и Конго.
Девушка в будке вовсю хохотала. Она готова была пропустить меня бесплатно, но показав на полицейского, внимательно и строго наблюдавшим за нашими препирательствами, все-таки выудила у меня двести рупий и приклеила билетик на самое видное место – на грудь. Настроение поднялось еще больше, и я проследовал в исторический Патан. 

127686199.jpg

127686208.jpg

Патан мне понравился еще меньше, чем Бактапур в прошлом году. Исторических зданий здесь гораздо меньше, и скучкованы они все в пределах видимости от будки. Но это на первый взгляд. Люди занимаются все своими делами: стоят в очереди за водой, кормят голубей, сидят в тени резных балок и колонн домов… Кстати, каждый второй меня останавливал и спрашивал, где мой билет, и только после того, как я выпячивал гордо грудь – отставал с доброжелательной улыбкой.

127686216.jpg

Я оставил это место, без особого сожаления, и повернул налево в переулок. 

127686220.jpg

127686222.jpg

Через несколько домов меня ждал очередной храм, но он находился за забором и был действующим. Никаких надписей с ограничениями я не заметил и проследовал вовнутрь. Я был единственным туристом в этом месте, поэтому старался вести себя незаметно и ненавязчиво. 

127686226.jpg

127686235.jpg

127686239.jpg

Я был сторонним наблюдателем в этой жизни. Я ее не понимал, она была мне чужда, но была ярка, красива своей повседневностью и любопытна. В ней гораздо меньше театральности и шарлатанства центрального Дурбара. Каждое действие – логично для них и непонятно для меня. Люди постепенно обходили шаг за шагом религиозные сооружения, подходили к толкователям, советовались с ними, вертели барабаны, зажигали благовония и уходили. Делали они это потому, что так они поступали день за днем, год за годом. Обыденно. Буднично. Завораживающе.

127686251.jpg

127686257.jpg

Парочка уселась возле кирпичной стены, на которой кто-то вывел большое доброе счастливое влюбленное сердце. 
Прибежала толпа школьников старших классов, и они стали фотать друг друга на фоне разных объектов. Я сфотал их. Тогда они попросили разрешения сфотаться и со мной. Я не стал отказывать. Уж больно хорошо было тут. Ни суеты, ни злобы, ни проблем. Только счастье и взаимопонимание.

127686245.jpg

127686262.jpg

127686268.jpg

127686330.jpg

127686360.jpg

Даже бараны продолжали индифферентно жевать траву, как и три века назад…
Я вернулся к будке, где торговали билетами по 200 рупий. Спросил у полицейского, как пройти в зоопарк. Более глупого вопроса, этот полицейский не слышал за всю свою жизнь. Он тупо махнул рукой в перпендикулярном направлении, хорошо, что еще не покрутил пальцем у виска. С его точки зрения я был полным идиотом, который приехал в Патан (!) и спрашивает дорогу в зоопарк. 
От Патана до зоопарка чуть больше километра, я думал, что дойду без приключений, но дорога неожиданно резко повернула налево и запуталась в узких улочках.
- Добрый день, сэр, - я от неожиданности вздрогнул, от уже привычной английской фразы.
Я повернулся и увидел двух пацанов, лет восьми. Это один из них, тщательно выговаривая слова, обращался ко мне.
- Привет-привет, - отозвался я дружелюбно.
- Вам помочь? – четко определили они мое состояние.
- Да, пожалуй, - ответил я, - Хочу попасть в зоопарк, но, кажется, пошел не в ту сторону…
- Если сэр будет любезен дать нам пять рупий, мы проводим его до зоопарка, - немного посовещавшись, выдали они мне эту фразу.
- Отлично! Я согласен.
Еще раз пять или шесть по дороге они переспрашивали меня, действительно ли я им дам пять рупий, не обману ли их, и не могли поверить своему счастью. По дороге мы увидели продавца «сушеностей». Помимо всего прочего, он продавал сушеный красный чили перец в стручках. Мой закончился, и я захотел купить граммов сто для будущих настоек. Продавец ни слова не понимал по-английски, и моими переводчиками выступили пацаны. Они тоже были удивлены моей просьбой, но их смутило другое – мизерность запрашиваемого товара. Я видел, как чили покупали огромными мешками и мои сто грамм, конечно же вызвали у всех недоумение. Продавец назвал цену.
- Сто рупий за сто грамм, - пыхтя сигареткой процедил он.
Я сделал круглые глаза и переспросил у пацанов:
- Не слишком ли дорого получается? Один грамм – одна рупия?
- Дороговато, - вздохнули они.
- А сколько будет нормальная цена? - настаивал я
- Рупий двадцать пять за килограмм.
- Скажите ему, что я дам пятнадцать за сто граммов, если он откажется, то я куплю в другом месте.
Пацаны перевели продавцу мое предложение, и тот хитро взглянув на меня, начал молча взвешивать мои несчастные граммульки. Затем он протянул мне мешок, которого мне хватит еще лет на десять активных походов.
До зоопарка дошли очень быстро. Пацаны поразили меня своими изысканными манерами, ненавязчивостью и предупредительностью. Поэтому я дал каждому по двадцать рупий, после того как получил сдачу в билетной кассе. Надо было видеть их лица, когда потрепанные и грязные купюры легли в их маленькие ладошки. Я объяснил им почему так много переплатил, и они еще больше загордились собой. Они вежливо поклонились и убежали по своим пацанячьим делам.
Зоопарк мне не понравился. Хуже зоопарка я не видел нигде. Хотя, после куалалумпурского детского зоопарка, мне ни в какой и не хотелось заходить. Он выполнил только одну цель моего визита: я увидел здесь тех животных, которых я видел в естественных условиях в Непале, а также дымчатого леопарда, которого давно мечтал увидеть не на картинке. В остальном – это грязные заросшие вольеры и темные клетки, в которых животные панически забиваются в дальний угол клетки, как только видят какого-нибудь посетителя.

127686653.jpg

127686672.jpg

127686726.jpg

Над Катманду светило солнце, но не было жарко. Обратный путь я решил проделать пешком, в надежде что-нибудь еще поснимать в нетуристической части города.
Переходя по мосту через центральную речку-вонючку, по черным водам которой плыл и застревал на мелководье, казалось, весь мусор Непала, я увидел небольшую группку детей, бредущих по этим отравленным водам босиком. Часть из них что-то собирала в мусоре и набивала мешки, а еще там оказалась парочка с очень трогательными отношениями друг к другу. «Прямо таки, генералы песчаных карьеров», - подумал я. Пацаны заметили, что я их снимаю, и начали кривляясь танцевать, разбрызгивая вокруг черные капли, но нисколько этим не смущаясь…

127686008.jpg

127686000.jpg

Я вышел на New Road. Подошел к Дурбар сквер, но решил туда не заходить, а купить сувениров на площади и пойти на ужин во французский ресторан, что напротив Елены. 

127686038.jpg

В ресторане я оказался единственным посетителем. Заказал цыпленка по-нормандски (могу ошибаться в названии, но не в сути) и салат, тоже с французским названием, а также бокал вина, на выбор искушенного официанта для этого набора блюд. Не буду отрицать, - все было вкусно. Очень. Но это были такие маленькие порции, как будто мы находились не в хлебосольном Непале, а во Франции. Даже вина принесли всего на три пальца в бокале, тогда как в других ресторанах наливали до краев. Электричества в Катманду в этот момент не было. Повсюду горели плоские свечи. Хозяйка, полнеющая француженка, лет пятидесяти-пятидесяти пяти, сидела за барной стойкой ко мне в профиль, пила такое же вино, как у меня, курила и задумчиво раскачивалась в такт тихой музыке. Музыка действительно заслуживала свечей, вина и полумрака. Точнее не музыка, а певец, который пел потусторонним голосом о чем-то грустном. Покончив с ужином, я подошел к ней, поблагодарил за вкусную еду и спросил, кто это поет. Она ответила, что это Gianmaria Testa, итальянец, что она его очень любит, и часто вот так сидит, курит и слушает. Она очень польщена, что мне понравилась не только ее стряпня, но и музыка.
С легким аристократическим чувством голода я отправился в отель. Завтра прыжок!!!



#23 Dmitry D

Dmitry D

    Постоянный пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 439 сообщений

Отправлено 01 Февраль 2013 - 07:45

26 апреля. Вечер. Фрукты. Лирическое отступление.
Забросив все вещи в отель, и поняв, что чувство аристократического голода меня не покидает, во мне проснулся Винни-Пух, и я стал прикидывать, куда бы мне еще сходить перекусить. Все-таки чувство достоинства и меры пересилило. Было решено купить гранатов, и что-нибудь еще из фруктов, не скоропортящееся. 
Я вышел на улицу и стал планомерно обходить все фруктовые лавки. Продавцы тихонько посмеивались надо мной и показывали друг другу пальцами, мол, вот этот чувак хочет купить наши гранаты по сто рупий, а мы ему не продадим, мы продадим только по сто пятьдесят, или по двести. Но я-то точно знаю! Я покупал, эти чертовы, гранаты без особых торгов в Покхаре за сто рупий! Почему в Катманду продавцы фруктов такие жадные! Продавцы даже чуть-чуть не собирались снижать цены. Тогда я решил обследовать более дальние окрестности.

127686012.jpg

Я взвешивал средний арбуз, три манго и три граната, у меня выходило 300-350 рупий (120-140 рублей), я просил оптовую скидку, продавец вскидывал в отчаянии руки, говорил, что это только для меня прайс, и так уже оптовый и посылал искать дешевле. Хорошо, что он еще не знает фольклорный русский, а то послал бы по совсем другому адресу. Я картинно разворачивался и уходил. Продавец даже не пытался двигаться в мою сторону и дать дисконт хотя бы пять рупий! Моя гордость не позволяла мне вернуться и купит в предыдущей лавке, где на двадцать рупий было дешевле. Все эти пертурбации напоминали детскую игру. Ну и ладно. Я обошел весь Тамель – безрезультатно. И только, на самом юге, ближе к Дурбар-сквер, мне удалось купить весь этот набор за триста двадцать рупий, но, надо сказать, что все составляющие были очень крупные экземпляры. Я остался покупкой очень доволен и пошел в номер в предвкушении фруктового микса.
Арбузы в Непале возбуждают воображение, потому что все покупают их дольками и едят прямо на улице, роняя сладкий сок на грязную мостовую и слизывая его с локтей длинным розовым языком. Они причмокивают, присвистывают с таким вожделением, что не купить этот полосатый овощ не представляется никакой возможности. Особенно возбуждающе его ели молодые девушки. Их язычок так и ходил по руке вверх-вниз от запястья к локтю, смачивая золотистый пушок на предплечье… М-м-м-м! 
И вот я разрезаю его зелено-полосатую кожуру. Она с треском лопается. Я отделяю свежую красную аппетитную дольку и кладу ее в рот. Ёбт! Ни с астраханскими, ни с узбекскими, этот арбуз, даже в одном ряду, не лежал! В который раз убеждаюсь, что лучшие арбузы в мире продаются у нас на рынке, на соседней улице. Не умеют в остальном мире готовить арбузы. Они не сладкие и не сочные. Говно – одно слово! 
Примерно этими же словами я в пятый или шестой раз ругал манго, купленный в Говно – одно слово! 
Примерно этими же словами я в пятый или шестой раз ругал манго, купленный в Непале. Сравнивать его с тайским, или малайским просто не поворачивается язык. А вот, гранаты – другое дело! Эти фрукты дюже удались! Очень вкусны!!! Рекомендую. И маленькие, и большие, и красные, и белые! Какие любите.



#24 Dmitry D

Dmitry D

    Постоянный пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 439 сообщений

Отправлено 01 Февраль 2013 - 07:46

27 апреля. Годж и Банжи.
Сбор был объявлен в пять - сорок пять утра. Собралась приличная толпа, около сорока человек. Организаторы подошли только в шесть. Была сделана перекличка: каждый из участников подошел и высветил себя в записном листе маркером. Кто-то действительно собирался прыгать, а кто-то поехал отдыхать в The Last Resort, расположенный недалеко от границы с Китаем. Нас провели в два автобуса. Все разместились достаточно вольготно. Я один расположился на двух сиденьях. Второе я занял под свой рюкзак с фотиками. Ехали мы на юго-восток, через Бактапур. По пути сделали остановку для перекуса за свой счет, а затем простояли больше часа в пробке, из-за того, что произошел какой-то несчастный случай, потому что мимо нас на полной скорости с мигалками промчалась карета скорой помощи. 

127686831.jpg

127686834.jpg

Приехали в The Last Resort. Очень приятное место. Это какой-то курорт в Гималаях. Там есть и массаж, и спа, и уединенные домики… Все что нужно человеку отдыхающему – там все есть. Мост, с которого предстояло прыгать – это, как обычно в Непале – подвесной мост, но он дополнительно растянут металлическими канатами для меньшего раскачивания. Но это его не спасает от колебаний, а во-вторых, он слегка накренен, градусов пять-десять по течению реки. Когда кто-нибудь идет по нему небольшая амплитуда качания все равно происходит и во время прыжков его просто закрывают для передвижения. Непальцы, чтобы попасть в свою родную деревню терпеливо ждут, пока группа отпрыгает свое и можно будет перейти на другую сторону.

127686763.jpg

Итак, мы перешли мост, прошли в The Last Resort, в ресторане нам предложили по напитку, затем состоялся короткий брифинг, и, поскольку я записался сразу на два прыжка – годж и банжи, то я оказался и в первой и во второй группе. 

127686776.jpg

Первая группа прошла на мост, и я встал за огороженным барьером. Снимать оттуда практически невозможно. Я сделал только несколько кадров, как выкрикнули моё имя, я отдал камеру на сохранение и меня начали пристегивать. Первый прыжок – годж.
Когда сидели в ресторане, - я дико волновался: у меня потели руки, пересыхало горло, я не знал куда себя девать, а здесь, как пришли на место, как меня подцепили в беседку, - все волнение пропало, я даже не сосредотачивался ни на чем. Просто подошел к черте. Единственное, что меня напрягало – это вес троса, который тащил меня против моей воли в бездну. Я хотел разбежаться и полететь, как в Зимбабве, но руководитель прыжков настойчиво ставил свою ногу сзади моих, чтобы я не сделал ни шага назад. А трос все тащил меня вперед и вниз. Я отклонялся назад и пытался отступить для разбега, но нога мастера ставилась упором, мешая сосредоточиться. Еще отличие от Зимбабвийского прыжка в том, что там трос закреплен чуть выше уровня прыгающего, он не так сильно тянул вниз и можно было разбежаться. А тут, я просто сорвался в пропасть, потерял равновесие и стал заваливаться на левый бок. Я схватился за трос, помня о содранной коже в Зимбабве, когда трос сильно ударил меня по лицу, и начал быстро перебирать ногами, ища опору. Опоры не было. Бурлящая вода на огромных камнях быстро приближалась. И вот здесь пришел первый кайф. Я почувствовал полет.



160 метров свободного падения! Сознание успевает отринуть все мысли, все на чем можно сосредоточиться, заострить внимание. Тело растворяется в воздухе и мягко плывет над деревьями. Миг превращается в сотню лет и его надо умело прожить. Почему-то все прыгали с диким ревом, то ли от восторга, то ли от страха. Я прыгал молча. Не произнося ни звука. Зато сколько сразу в этой вечности возникает звуков, и их можно услышать, почувствовать, погладить.
Трос натягивается и начинает раскачиваться вдоль ущелья. Через пару минут меня ловят поперечным тросом и подводят к берегу. Я опускаюсь на землю, и поднимаюсь по тропе наверх. Почти двести метров я преодолеваю на одном дыхании, немного вспотев от жары. Я подошел к краю моста и попросил, чтобы мне вернули камеру, оставшуюся на сохранении. Как только это было сделано, я отправился на view point и попытался пофотать прыжки. Не то! Слишком далеко, а склон быстро скрывает полет прыгающего.

127686786.jpg

127686794.jpg

127686807.jpg

После того, как первая группа отпрыгала, был сделан небольшой ланч с шведским столом. Фрукты. Овощи. Какое-то кари. Вкусно. В перерыве показывали прыжки первой группы на видео. 
Позвали вторую группу. Это, те чей вес свыше 76 кг. Соответственно банжи я прыгал именно здесь. Мой прыжок был одним из первых. Волнение ушло еще с первым прыжком. Я подошел к краю, расправил руки и полетел. Ощущение полета ни с чем не сравнить. Это чувство абсолютной свободы. Во всех плоскостях тебя окружает воздух. Полет длится медленно-медленно, как будто плывешь в толще воды. Кажется, что можно махнуть рукой и полечу в сторону, изогну тело и взовьюсь к облакам или нырну под мостом. Жгут нисколько не стесняет движения, его не видно, о нем забываешь. Я не закрываю глаза во время прыжка, я смотрю по сторонам на проплывающие мимо ветки деревьев и камни скал, я вижу как приближается вода в ручье, как медленно текут ее воды. Птицы завистливо смотрят на меня, я им подмигиваю и продолжаю полет. Наконец, жгут натягивается, падение и без того медленное, тормозится все сильнее. Я достигаю нижней точки и снова взлетаю вверх. Кайф! Вниииииз! Ввееееееерх! Вниииииз! Ввееееееерх!



Жгут постепенно успокаивается, меня спускают все ниже, подцепляют багром и подтаскивают к берегу. Аттракцион окончен. Укладывают на кушетку и отвязывают от жгута. Пьяный от восторга я поднимаюсь наверх. Старик в деревне узнает меня и приветливо машет рукой, показывая пальцами «два раза». Я ему отвечаю улыбкой и изображаю летящую птицу.

127686761.jpg

На диванах сидят отпрыгавшие. По ним видно, что поток эмоций их уже оставил. Они, приняв позу дохлого бегемота, молча посасывают пивко из горлышка. Надвигается вечер. Слегка пасмурно. Белесые облачка бегут от китайской границы. Присоединяюсь к бегемотам и посасываю сок из стакана.

127686833.jpg

Вторая группа отпрыгивает очень быстро, и нас зовут в автобусы. И вот с полными салонами автобусы начинают разворачиваться на узкой дороге, одна сторона которой примыкает к скале, а вторая срывается в пропасть. Задние колеса автобуса расположены ближе к середине, и они не доезжают края обрыва всего несколько сантиметров. Получается, что сидящие на задних сиденьях пассажиры нависают над пропастью. Они визжат от страха и восторга. Водила неумолим. Он методично, градус за градусом разворачивает автобус. Это ему удается за 8-10 движений. Этот аттракцион покруче, чем прыжки. Он, наверное, входит в стоимость, поэтому исполняется с пассажирами.
Эта новая партия адреналина вернула эмоции в нашу группу. И все сразу начали рукоплескать отважному водиле, и разговаривать между собой.
До Катманду доехали без происшествий. По дороге остановились для перекуса и я купил себе маленькую бутылочку рома. По моим представлениям ехать оставалось около часа, так что можно было и потерпеть до тайского ресторана, а именно его я решил посетить в последний вечер своего путешествия. 
В Катманду въехали в абсолютной темноте. Дороги не освещались ничем, не горели придорожные фонари, окна домов тоже оставались черными. Мало кто из водителей зажигал ближний свет, так и продвигались наощупь. Люди, как черные призраки бродили по неосвещенным улицам. И только переехав через реку мы добрались до электрических огней.
Сидя в ресторане, попивая вино и ковыряя креветок в супе, я думал о том, что, все-таки, замечательная была поездка, что у меня, пусть получилось не все из задуманного, но я сделал на порядок более сложный маршрут, чем в прошлом году. И я жив. А это – удача. Поеду ли я еще раз в Непал? Наверное, - да. Но это будет не скоро. Может, лет, через шесть. Он притягивает. Горы, просто так не отпускают. Без них мне становится плохо.
Все.
Конец.





Понравилась тема? Поделись с друзьями в социальных сетях


0 посетителей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых